DataLife Engine > Общество / Новости Санкт-Петербурга / Главные новости > История этнических русских в Чечне: вчера, сегодня, завтра. Проблемы возвращения.

История этнических русских в Чечне: вчера, сегодня, завтра. Проблемы возвращения.

История этнических русских в Чечне: вчера, сегодня, завтра. Проблемы возвращения.

Возвращение на историческую родину депортированных народов из Казахстана – чеченцев, ингушей, калмыков, балкарцев

фото: ТАСС

Санкт-Петербург / AbsolutTV.ru / Новости / Статью с похожим названием автор данной статьи Николай Варавин написал в конце 2006 года, тогда будучи в 5-й по счёту командировке в Объединённой группировке войск и сил по проведению контртеррористической операции на Северном Кавказе в качестве начальника пресс-центра Группировки МВД России. При написании статьи использовал весь имеющийся фактический материал о проблемах возвращения русских в Чечню.

Этот материал напечатала только газета «Военный вестник Юга России» Северо-Кавказского военного округа, другие издания на предложения опубликовать статью просто промолчали, так как тема слишком сложная и деликатная. Сейчас я предлагаю читателям прочитать материал того времени и перейти к современному положению русскоязычного населения в Чеченской Республике.
История этнических русских в Чечне: вчера, сегодня, завтра. Проблемы возвращения.

Николай ВАРАВИН, полковник милиции

в отставке, историк, ветеран МВД РФ

и боевых действий на Северном Кавказе.

«В последнее время на страницах общероссийских и региональных печатных изданий ряд учёных, государственных и общественных деятелей высказали своё мнение по актуальнейшей проблеме Северо-Кавказского региона – возвращению в Чеченскую республику русскоязычного населения. То, что русское население играет огромную роль в социально-экономическом и культурном развитии северокавказского сообщества, осознали многие. Но, несмотря на усилия, предпринимаемые государственными и общественными организациями, в регионе сохраняется нестабильность, вызывающая отток русских. Это негативно влияет на общую ситуацию не только на Юге России, но и в стране в целом.

Русские на территории Чечни появились в середине 16-го века.

По переписи 1897 года в Грозненском округе проживало 12 945 русскоязычных жителей. Согласно Энциклопедическому словарю Брокгауза и Ефрона русские преобладали в Грозном и слободе Воздвиженской, а также проживали в Ведено и Шатое, причём по сведениям 1900 года в Грозненском округе насчитывалось 20 189 русских, из которых 18 388 человек проживали в Грозном и 1504 человек – в Воздвиженской.

По переписи 1926 года в Чеченской АО проживало 9122 русских, а по переписи 1939 года численность русского населения в Чечено-Ингушской АССР достигла 201 010. По данным Отдела борьбы с бандитизмом НКВД СССР, в 1941-1943 годах были ликвидированы по Союзу СССР 7163 повстанческие группы общей численностью 54 130 человек, из них на Северном Кавказе - 963 группы (13,5 %), 17 563 человека (32,5 %). Лидирование Северного Кавказа в антисоветском повстанческом движении явилось одним из доводов в пользу постановления ГКО от 31 января 1944 года о депортации чеченцев и ингушей и ликвидации Чечено-Ингушской АССР. За годы войны это был уже четвёртый случай ликвидации советского национального государственного образования (в 1941 году были выселены немцы Поволжья, в 1943 году карачаевцы и калмыки). Всё это никак не противоречит исторической правде о том, что призванные в РККА многочисленные представители «репрессированных народов» героически сражались на фронте за будущее своих народов и за свою общую Родину - СССР. Вот все чеченцы – Герои Советского Союза: Ханпаша Нурадилов, Хансултан Дачиев, Абухажи Идрисов, Хаваджи Магамедмерзоев, Ирбайхан Бейбулатов, Мовлид Висаитов.

В середине 40-х годов, с обвинениями в якобы сотрудничестве с оккупантами, состоялась «зачистка» многих народов Северного Кавказа и Нижнего Поволжья: чеченцев и ингушей, балкарцев и карачаевцев, ряда этносов Дагестана, калмыков. А также крымских татар. Причем «неблагонадёжные этносы» лишились при этом своих национальных Автономий. XX съезд КПСС (февраль 1956 года) дал мощный толчок движению депортированных народов за предоставление конституционных прав. Письма и жалобы от спецпоселенцев на незаконность депортаций стали поступать в Центральные партийные и Государственные органы СССР. Весной 1956 года был издан ряд Указов Президиума Верховного Совета СССР о снятии ограничений в правовом положении с калмыков, греков, болгар, крымских татар, балкарцев, карачаевцев, а также чеченцев и ингушей, выселенных в период Великой Отечественной войны.

Сталин поступил с мусульманами весьма жестко, депортировав в степи Казахстана, Узбекистана и Таджикистана целые народы, представители которые были по его мнению уличены в коллаборационизме (сформированный гитлеровцами - Кавказский батальон особого назначения «Бергманн» («Горец») – чеченцы, ингуши, балкарцы, карачаевцы выселялись на долгие годы. Особенно досталось крымским татарам – вернуться на свою родину в Крым они смогли только в 1990-м году, хотя задолго до этого были фактически реабилитированы.

Советскую власть винят в жестоком обращении с крымскими татарами, чеченцами, калмыками, отмечают траурные даты их депортации. Однако факт, что немало мусульман Северного Кавказа, настраиваемых Турцией (союзницей Германии в войне) на отделение от СССР, уклонялись от призыва в Красную Армию или дезертировали из нее, вступали в банды или нацбатальоны СС гитлеровской Германии. Конечно, еще больше представителей мусульманских народов Крыма и Кавказа доблестно сражались с немцами, но административные и религиозные главы этих автономных республик не осудили пособников фашистов, а их переселение в Среднюю Азию (не в Сибирь или в Магадан!) во время войны было вынужденной мерой. Заметим, что никто из депортированных не лишался прав на работу, образование и бесплатное лечение, а из среды, например, чеченцев вышли такие деятели советского государства как председатель Верховного Совета Руслан Хасбулатов, вице-премьер правительства Догужиев, командир дивизии стратегической авиации Джохар Дудаев, народный артист Махмуд Эсамбаев...

Осуждение сталинской политики депортации народов было воспринято как отмена несправедливых решений военных лет. Положения указов о том, «что снятие ограничений по спецпоселению с лиц... не влечёт за собой возвращение имущества, конфискованного при выселении, и что они не имеют права возвращаться в места, откуда они выселены», воспринимались как имеющие временный характер. Не дожидаясь официального разрешения, тысячи бывших спецпоселенцев стали самовольно возвращаться на прежние места жительства.

Опасаясь выпустить ситуацию из – под контроля, ЦК партии принял 24 ноября 1956 года постановление о восстановлении национальной автономии калмыцкого, карачаевского, балкарского, чеченского и ингушского народов. Постановление предусматривало организованное переселение этих народов в течение 3-4лет, начиная с весны 1957 года, с тем, чтобы подготовить необходимые условия для устройства населения на местах. Спецпоселенцы ждать не хотели. Начался их массовый выезд. Власти всячески препятствовали этому. На путях следования на железнодорожных станциях Казахстана и России были выставлены 14 оперативных заслонов. Спецпоселенцев снимали с поездов, возвращали обратно. Запрещалось продавать билеты на самолёты и железнодорожный транспорт, идущий в сторону их дома. Всё это не могло не обозлить людей.

Стихийное возвращение выселенных народов обострило межнациональную обстановку на Северном Кавказе, где на их место были поселены другие люди. Наиболее спокойно проходило возвращение балкарцев на родные земли. Это объяснялось тем, что партийные органы и местное население, заселившее территории депортированных, положительно относились к их возвращению. Однако стихийное возвращение карачаевцев вызвало конфликты с русскими и грузинскими переселенцами, размещёнными на их землях. Ещё большее обострение породило возвращение чеченцев и ингушей. Жители Грозненской области, Дагестанской АССР и Северо-Осетинской АССР категорически выступали против их стихийного возвращения.
Первые партии чеченцев и ингушей прибывали небольшими группами по 10-15 человек. Они привозили с собой в мешках останки родственников, умерших в местах ссылки, для их перезахоронения на своей земле. Возвращавшиеся встречались враждебно. Им отказывали в прописке, не брали на работу, однако это их не останавливало. Прибывшие ходили вооружёнными по сёлам и устраивали стрельбу, провоцируя местных жителей на ответные действия и столкновения. Угрозами и силой они вселялись в свои дома, выгоняя из них проживавшие там семьи дагестанцев и русских. Некоторые из возвратившихся пополнили действовавшие в горах со времён войны «повстанческие» отряды, которые частенько занимались грабежом, угоном скота из колхозов. Их жертвами были и рядовые колхозники. Очаги межнациональной напряжённости вызвали массовый выезд русского населения из республики.

Два наиважнейших фактора нередко приводили к политическим эксцессам при «хрущёвской» реабилитации народов в 1955 – 1957 г.г., возвращавшихся в родные края. Во-первых, одновременно с депортациями на «освобождающиеся» территории вселялись жители соседних регионов и центральной России. По возвращении на родину у прибывших возникали с ними конфликты, ведь они занимали их дома. А во-вторых, к концу 50-х часто перекраивались границы бывших нацавтономий и сопредельных регионов. Скажем, четырежды менялись границы Ставропольского края, трижды - Карачаево-Черкесии, Чечено-Ингушетии, Калмыкии.

Причём до 70 % карачаево-черкесской территории в 1944 году «отхватила» Грузия. А когда ей в 1956 году предписали вернуть земли восстановленной Карачаево-Черкесии, вспыхнули просталинские манифестации в Грузии. Как известно, подавленные войсками. Но куда возвращались реабилитированные? Местные власти «зачищенных» регионов поначалу противились восстановлению прежних автономий и репатриации депортированных. Особенно активными в этих вопросах были власти Грозненской и Астраханской областей (до 90 % территории Калмыцкой АССР были в составе последней в 1944 – 56 гг.). Но более важный аспект состоит в том, что почти нигде не было надлежащего жилищного фонда и подготовленного социально – бытового обустройства для возвращающихся. С запозданием решались вопросы трудоустройства прибывших. Так, в 1956 -1957 гг. в Чечено-Ингушетии только треть возвратившихся получила новое жилье и трудоустройство, а в Кабардино-Балкарии этот показатель был менее трети. Потому что в Чечено-Ингушетии разрастались столкновения между вселёнными ранее русскоязычными народами и прибывающими чеченцами и ингушами.

Продолжавшиеся мелкие националистические эксцессы при попустительстве властей привели к настоящему межэтническому столкновению в августе 1958 года между русским населением Грозного и чеченцами и ингушами. Поводом к нему послужило убийство ингушом русского. Похороны убитого превратились в погром чеченцев и ингушей со стороны русских. В течение трех дней обыденная жизнь в городе была парализована. Митингующие требовали выселения всех чеченцев и ингушей из республики, местные власти бежали из города. Срочно стали прибывать войска. Из Москвы в Грозный прибыли Председатель Президиума Верховного Совета РСФСР М.А. Яснов и секретарь ЦК КПСС Н.Г. Игнатов. Волнения удалось прекратить, однако противостояние коренного и «пришлого» (русского) населения в республике преодолеть не удалось. Тем не менее, в последующие годы возвращение чеченцев и ингушей на Северный Кавказ происходило более организованно и сопровождалось меньшими эксцессами.
Первым массовым оттоком русского населения около 100 тыс. чел. связано с событиями в городе Грозном (Чечено-Ингушская АССР), 23 августа — 31 августа 1958 года.

К 1963 году возвращение было в основном завершено. Из 418 тыс. чеченцев, проживавших в Казахской и Киргизской ССР, в Чечено-Ингушетию прибыли 384 тысяч (91,7 %), из 106 тысяч ингушей – 84 тысяч (79,2 %). Ещё 8 тысяч ингушей (7,5 %) направились в Дагестан и Северную Осетию.
В 1957 году в состав Чечено-Ингушской АССР были включены Наурский и Шелковской районы, до упразднения ЧИАССР в 1944 году входившие в состав Ставропольского края, и населённые в основном русскими. Чечено – Ингушская республика была восстановлена с расширением её территории. Переданная в своё время в Северную Осетию часть Пригородного района (977,5 квадратных километров) была оставлена в составе этой республики. В то же время к исторической территории расселения чеченцев и ингушей были присоединены три равнинных района поймы реки Терек из состава Ставропольского края. Эти районы (Наурский, Надтеречный и Шелковской, которые вместе составляли 5,2 тысячи квадратных километров или 27 % всей территории ЧИАССР, составлявшей 19,3 тысячи квадратных километров), были населены в основном русскими. Включение районов позволяло сделать экономику республики более устойчивой.

С увеличением русского населения в республике власти также надеялись усилить влияние Центра на общественную жизнь автономии. В этих актах и расчётах в очередной раз дала о себе знать давнишняя традиция решать национальные проблемы в стране за счёт русского народа. По переписи 1959 года в Чечено-Ингушской АССР проживало 348 343 русских.

В мае 2003 года представители московской чеченской диаспоры провели пресс- конференцию, а затем «круглый стол», посвященный положению русскоязычного населения Чечни. По словам председателя Палаты народного собрания Чеченской Республики созыва 1996 года Амина Осмаева, чеченские общественные организации вынуждены поднять эту проблему, поскольку «У федеральных органов власти имеется определенный страх при обсуждений этой темы - они боятся обвинений в шовинизме». Представители чеченской диаспоры считают, что в Чечню могут вернуться около 100 тысяч русских, и рабочие места им гарантированы. Особенно острую нужду республика испытывает в специалистах нефтедобывающей и перерабатывающей отрасли.

Процесс развала экономики, науки, образования, промышленного и нефтехимического комплекса Грозного, Гудермеса, Малгобека, где в основном работали русские, достиг своей критической черты. Чечня издавна по составу населения была полиэтнической. Рядом с чеченцами здесь веками жили казаки, русские и представители других кавказских народов. По переписи населения 1989 года на территории ЧИАССР проживало 1270429 представителей 97 национальностей. Накануне трагических событий в Чечне насчитывалось 734 тысячи чеченцев и 164 тысячи ингушей (57,8% от общего числа проживающих), 294 тысячи русских и 13 тысяч украинцев (27% населения). Многочисленными также были диаспоры армян, евреев и греков. Общая численность невайнахского населения составляла 370 тысяч, проживало оно в основном в городах. Часть чеченцев (более 20%) проживала за пределами своей республики. Соотношение численности коренного и русскоязычного населения в ЧИАССР значительно отличалось от того, какое сложилось в большинстве республик Российской Федерации. Грозный, столица республики, с населением почти полмиллиона человек был третьим по численности после Ростова-на-Дону и Краснодара городом на Северном Кавказе. Русские составляли в Грозном около половины населения.

По переписи 1970 года в Чечено-Ингушской АССР насчитывалось 366 959 русских, а по переписи 1979 года их численность снизилась до 336 044 человек.
В 1973 году обострилась ситуация вокруг Пригородного района Северной Осетии. 16-19 января тысячи ингушей съехались в Грозный, требуя от властей решения проблемы этого района. В заявлении, переданном властям, перечислялись факты дискриминации ингушского населения в Осетии, главным образом при приёме на работу. Ингуши просили обеспечить им на территории спорного района равные с осетинами права. Демонстрации и митинги продолжались несколько дней. Люди несли портреты Ленина и Брежнева, лозунги с высказываниями вождей об интернационализме и дружбе народов. Демонстранты организовали собственную «службу порядка» и не допускали «антисоветских высказываний». После прибытия М.С. Соломенцева было решено рассмотреть вопрос и не подвергать репрессиям участников выступления. Однако несколько сот молодых ингушей, отказавшихся отправиться домой на предоставленных митингующим автобусах, были разогнаны водой из брандспойтов и милицейскими дубинками.

В 1979 -1988 годах началась первая волна миграции русского населения из ЧИАССР. В тот период главным фактором оттока из Чечни были причины экономического характера. Русскоязычные жители республики, (прежде всего советские партийные работники, специалисты нефтяники), заглядывая в перспективу, продавали жилье и уезжали. Благо чеченцы и ингуши, которые проживали в самых различных регионах СССР, стремились приобрести недвижимость в Грозном и Гудермесе, в станицах Сунженского района и охотно ее покупали.

Последующие миграционные потоки из Чечни имели под собой политическую подоплеку. С приходом к власти Джохара Дудаева и после получения «независимости» чеченцы не сумели сохранить сложный технологический комплекс нефтедобычи и нефтепереработки. Развал нефтепромыслов, являвшихся становым хребтом республиканской экономики, лишил средств к существованию почти всё русское население Чечни, да и большинство чеченского народа. Республику стали покидать не только русскоязычные граждане, но и чеченцы и ингуши.

Последующие года русское население неуклонно снижалось и связано это не с экономическими причинами 1979-1988 годах, а непродуманной национальной политикой советской власти. В 1989 году в Чечено-Ингушской АССР проживали 293 тыс. русских (23,1 % населения).
Точное или хотя бы приблизительное число уничтоженного русскоязычного населения в Чечне в годы правления дудаевского и масхадовского режима назвать сложно. Большинство наблюдателей сходятся на том, что до начала войны в Чечне погибли 20 тысяч человек. Избиения, грабежи, убийства, захват заложников, взломы и насильственное выселение из квартир и домов стали повседневной реальностью. Тысячи людей, бросая дома и имущество; бежали в Россию. До начала первой чеченской кампании Чечню покинуло более 250 тысяч человек.

Эта крупномасштабная гуманитарная катастрофа не была замечена западными наблюдателями, да и российская общественность узнала об этом сравнительно недавно. В ходе двух чеченских военных компаний ситуация коренным образом изменилась: численность населения Чеченской Республики уменьшилось на 700 тысяч человек, оно стало моноэтническим.

С начала 90-х годов Чечню покинули около 300 тысяч русских и русскоязычных граждан. Одновременно из Чечни бежало почти полмиллиона чеченцев. Этносоциальная структура населения изменилась. К началу Второй чеченской войны на территории республики оставалось лишь около 29 тысяч русских (более 17 тысяч из них составляли пожилые люди), в основном старики, жены чеченцев и рабы.
По последней переписи населения, проведенной в 2004 году, русских в Чеченской Республике насчитывается 45 тысяч человек. Они компактно проживают в Шелковском, Наурском, Сунженском и Грозненском районах. В остальных районах представителей нечеченской национальности незначительное количество. Чтобы вернуть русскоязычное население в Чеченскую Республику, необходимо создать там, прежде всего, безопасные условия для жизни. А то, что криминогенная ситуация в Чеченской республике сложная и характеризуется наличием общеуголовного бандитизма - этот факт никто из силовых структур не отрицает. В результате преступных действий бандитов гибнут и мирные местные жители - не только русские, но и чеченцы.

Так в марте 2006 года в станице Ищерской Наурского района Чечни боевиками был похищен, а затем зверски убит станичный атаман Николай Ложкин. Он стал восьмым по счету казачьим атаманом, убитым бандитами за время проведения контртеррористической операции с осени 1999 года. Расправа над станичником, заместителем главы местной администрации, вызвала бурю возмущения среди русского населения республики. Но никакой реакции на этот крик отчаяния не последовало, а вскоре был убит и атаман станицы Червленой: двое в масках с автоматами вывели его из дома, и на глазах у семьи расстреляли. По словам Василия Бондарева, атамана Терского казачьего войска, в ряды которого уже не одно столетие входят и казаки, проживающие в Чечне, «до русских никому нет дела — ни на уровне Центра, ни в правительстве Чеченской республики.

В Чечне продолжается отток русского населения с исконных казачьих земель, а отношение к казачеству остается пренебрежительным». Анализируя ситуацию с положением жизни русскоязычного населения республики в 2005 году, в региональном издании «Южный репортер» (г. Ростов-на-Дону) замминистра по национальной политике, печати и информации Чеченской Республики Ваха Гарсаев отметил: «Сейчас мы нацелены возвратить русских. В Наурский и Шелковской районы они сами потихоньку возвращаются. Мы бываем в семьях, смотрим, в чем они нуждаются. Но в большинстве возвращенцы — старики».

В республике Ингушетия, которая ранее входила в состав Чечено-Ингушской АССР, активно взялись за осуществление планов по обеспечению условий для возвращения на ее территорию русского населения. Поселиться в этой Северо-Кавказской республике приглашают и тех русских, кто никогда прежде там не жил.

Основная часть русской общины Чечено-Ингушской АССР была сконцентрирована в Грозном. В 1992 году в Ингушетии проживало 18094 русских и представителей других русскоязычных национальностей - сравнительно высокий показатель. В результате Осетино-Ингушского вооруженного конфликта 1992 года и чеченской кампании в 1995 году русских осталось чуть более тысячи. В октябре 2003 года Постановлением правительства Ингушетии была принята республиканская программа «Возвращение и обустройство русскоязычного населения, ранее проживавшего в Республике Ингушетия на 2004-2010 годы». На реализацию этой программы республиканским и муниципальными бюджетами предусмотрено 109 миллионов рублей.
По данным ингушского правительства, с 2004 года в республику по Программе вернулось около тысячи человек, для которых было выделено 17 квартир.

В настоящее время в Ингушетии с ее почти полумиллионным населением проживают более 5 тысяч русскоязычных граждан, из них 2,5 тысячи человек - в Сунженском районе. Ежегодно планируется предоставлять возвращающимся семьям по 30 квартир. Однако программу приветствуют не все. По мнению местных русских, Федеральный центр должен выделять деньги на обустройство возвращающихся, так как республиканская программа по возвращению русских только дразнит местных жителей, тысячи из которых не имеют своего жилья; Не удивительно, что находятся «за-интересованные люди» из мест¬ых, которые провоцируют нападения на русских.

В 2006 году в Ингушетии совершено около десяти нападений на русских в станицах Орджоникидзенская и Троицкая, в результате которых погибли люди. Комментируя произошедшее, Президент Ингушетии Мурат Зязиков сказал: «Это варварство. Другой оценки быть не может. Сила России - в согласии между ее народами и взаимообогащении культур. Возьмите любую ингушскую семью - вы обязательно найдете там людей, с оружием в руках защищавших интересы России. В моем роду тоже есть полные георгиевские кавалеры. А мононациональность - это путь в пропасть. Его уже проходили многие страны. Кому-то очень нужно, чтобы Юг России был зоной перманентной стабильности, поэтому нас и стараются ударить побольнее».

В начале 2005 года инициативная группа бывших русских жителей Грозного направила Президенту России Владимиру Путину открытое письмо с требованием официально признать факт массовых этнических чисток в Чечне с 1991 по 1994 годы. Под «русскими» авторы письма имели в вицу всех бывших жителей Чечни нечеченской национальности. Авторы обращения называют режим Дудаева фашистским и требуют уравнять русских в правах с чеченцами при выплате компенсаций за утраченное в Чечне жильё и имущество. В этом письме отмечено, что Европейский суд пo правам человека охотно принимает иски от чеченцев и не замечает факта геноцида в отношении жителей Чечни других национальностей. Это обращение далеко не единично.

В 2006 году руководство России и Чеченской Республики стало уделить повышенное внимание этим вопросам. В канун православной Пасхи Председатель Правительства Чечни Рамзан Кадыров выступил с инициативой оказать материальную помощь в размере тысячи рублей каждому православному русскому по происхождению жителю Чеченской Республики. Кроме того, все христианские кладбища были приведены в порядок, а тем русским, кто вынуждено покинул Чечню, и проживает в других регионах, организована поездка в населенные пункты, где они раньше проживали, для посещения кладбищ, где похоронены их родные и близкие. Все расходы взял на себя региональный общественный Фонд имени Героя России Ахмата Кадырова. К Пасхе было приурочено и открытие храма Архангела Михаила в Грозном. В это же время по инициативе Правительства Чеченской Республики ее посетили около 1000 православных верующих, покинувших республику в период боевых действий. За счет фонда Кадырова в надлежащий вид были приведены христианские кладбища, многим русскоязычным семьям оказана существенная материальная помощь.

По мнению известного общественного деятеля Чечни Умара Автурханова (в 1993 г. - лидер оппозиции режиму Дудаева; 1994-95 гг. - Председатель Временного совета Чеченской республики, затем Председатель Комитета национального согласия), число русских в административных структурах республики очень мало. Изменить ситуацию можно путем введения квот для русского населения, причем в соответствии с его численным представительством на 1991 год. Со слов Умара Автурханова, помимо квотирования представительства русских в органах власти рассматриваются и другие способы привлечения их в республику. Например, полагает он, главами администраций казачьих Наурского и Шелковского районов должны быть казаки.
Бывший имам Грозненской соборной мечети Хамзат-Хаджи Саламов считает, что общественное мнение мусульман следует подготовить. «В республике выросло поколение войны, воспринимающее русских как врагов, - говорит он. - Необходимо работать с молодежью в том плане, что русские - такие же жители Чечни, и они должны иметь равные права».

Эту мысль до своей трагической гибели в 2005 году подтверждал и бывший секретарь Совета безопасности Чеченской Республики, полковник ФСБ России Рудник Дудаев, заявлявший: «За прошедшие 12 лет сознание людей деформировалось. Выросло не одно поколение молодых людей, одурманенных чуждой для чеченцев идеологией. Это не только ваххабизм и идеи сепаратизма, но и так называемая «американизация» молодежи, когда забываются традиции и обычаи своего народа, теряется индивидуальность, менталитет чеченцев». По словам Умара Автурханова «чеченскую молодежь следует учить русскому языку, приобщать к русской культуре, давать возможность получения высшего образования». По его мнению, «в республику просто необходимо возвращение русских работников нефтепромыслов, специалистов среднего звена. Для всего этого надо создать необходимый морально-психологический климат».

Рудник Дудаев считал, что на местном телевидении необходимо ввести рубрику об истории казачества, его быту, традициям, взаимоотношениям с чеченцами Обязательно должны работать дикторы русской и кумыкской национальности. Нынешнее руководство Чеченской республики склонно смотреть на возможность возвращения русских со значительной долей оптимизма.

Характеризуя положение дел в этом сложном вопросе; замминистра по национальной политике, печати и информации Чеченском республики Василий Светличный сказал следующие: Сейчас я республике изменились условии жизни. Во-первых, закончилась военная компания. Люди почувствовали, что свобода и мирная жизнь приходят на родную землю. Во-вторых, несмотря на еще высокий уровень безработицы, увеличивается количество рабочих мест. В-третьих, сегодня большая часть населения понимает, что идут позитивные изменения, и поэтому нет ярко выраженного проявления национализма по отношению к русским. Общая ситуация намного лучше, чем в других республиках Северо-Кавказского региона. Разработанная концепция возвращения на родную землю коренного населения, а том числе и русских, сейчас реализуется. В ближайшем будущем приобретет нормы закона, которые дают правовую основу для решения многих наболевших вопросов возвращения русскоязычного населения в республику. При планировании переселения русских из других регионов России эти нормативные акты обязывают местные администрации решить вопрос о их будущем трудоустройстве и жилье.

На прошедшем 31 октября 2006 года первом съезде Ассамблеи народов Чеченской Республики было принято Обращение к народам Российской Федерации, в котором делегаты, представляющие рваные национальности, заявили, что будущее Чечни видят только в составе Российской Федерации. Ассамблея народов определила и основные направления развития Чечни. Говоря об этом, тогдашний Президент Чеченской Республики Алу Алханов сказал: «Чеченскому народу когда-то удалось выйти из продолжительного политического хаоса и правового беспорядка, в которые его ввергли лидеры так называемой Ичкерии. Их попытки разделить народ на враждующие лагеря, тейповые и иные группировки навсегда потерпели неудачу. И сегодня Чеченская Республика является полноценным субъектом Российской Федерации, возрождающим мирную и счастливую жизнь для своего народа».

В конце ноября 2006 года в Грозном прошла церемония освящения. восстановленного храма Архангела Михаила. Присутствовавший на церемонии тогда еще Председатель правительства, а сейчас Президент Чеченской Республики Рамзан Кадыров в своем выступлении призвал жителей Чечни быть более толерантными по отношению друг к другу. Он подчеркнул, что республиканские власти предпринимают все возможное для возвращения представителей других национальностей на свою исконную землю: «Мы отчетливо понимаем, что проблему возврата наших граждан из других регионов необходимо решать вместе. Нам нужно вернуть в республику представителей всех этнических групп и конфессий, вынужденно покинувших ее в годы контртеррористической операции. Если мы достигнем этого, это и будет означать, что в Чеченской Республике наступил мир!».

Рамзан Кадыров также напомнил, что одна из первостепенных задач республиканских органов власти заключается в том, чтобы чеченская земля по праву могла называться многонациональной. «Единство, дружба и взаимное уважение - именно в этом залог достойного и светлого будущего нашей Родины», — сказал он.

Руководство Оперативного штаба Чеченской Республики считает, что в решении этих задач большую помощь оказывает постоянно осуществляемая Объединенным пресс-центром информационно-разъяснительная работа с населением о вреде идей «ваххабизма» традиционному исламу и его пагубном влиянии на межнациональные отношения. Большую положительную роль сыграло то, что ведущие политические, общественные и религиозные деятели высказали свои мнения и предложения по решению этого сложнейшего вопроса. Не только МВД России должно заниматься этими проблемами, но и все другие заинтересованные государственные структуры и в первую очередь государство обязано использовать для этого всю законодательную базу, а если есть необходимость и значительно ее дополнить. Трудно добавить что-либо к этому выводу».

P.S. (Постскриптум). Говоря о сегодняшнем дне, хочу привести мнение журналистки Екатерины Нерозниковой, которая является одной из очень немногих экспертов по Чечне. Своими мыслями она поделилась Антону Кривенюку в его статье «Кто может работать топором? (Эпоха стабильности на Северном Кавказе закончилась)», опубликованной в еженедельнике «Совершенно секретно» № 11 11-24.06.2019 года: «В Чечне идут процессы, которые можно назвать новыми для этой республики. Люди, рождённые в начале 2000-х годов, выросли и начали строить своё общество. Это общество очень интересное – оно и религиозное, и традиционное – только традиции там уже свои, новые. Религия у многих выходит на первый план. Ну и совершенно новое для Чечни – это нарастающий культ личности. «Ахмат – сила», - слышно на каждом углу. Старшее поколение этого совсем не понимает, да и это очень далеко от чеченских традиций, а вот для молодёжи это прекрасно. Они видят, что Ахмат – действительно сила, и они тянутся к сильному. Вообще, культ силы крепнет в Чечне. Политики это тоже касается - тут кто сильный, тот и прав, с тем все и будут. Рамзан, может, не самый хороший человек, но он сильный – и молодёжь за него.

Я часто читаю, что, мол, в Чечне на самом деле Кадырова не любят, его боятся и всё такое. Но я видела другое. Многие реально тянутся к нему и даже ему подражают. Он как такой кавказский Путин. Социалка в Чечне, кстати, прилично подросла, рабочие места кое-какие появились, найти работу на 15 тысяч в месяц вполне реально. Очень развивается ресторанный бизнес – кафешек много и все они всегда забиты, что понятно – ходить-то больше некуда.

Характеризуя современное положение русских в Чеченской республике и оценивая перспективу возвращения русскоязычных к местам своего постоянного проживания, надо признать, что мало кто из граждан России славянской национальности поедет в Чеченскую республику просто так, ни с того, ни с сего из чувства патриотизма. Приезжающим нужно предоставить такие условия и привилегии, которые они не имеют в остальной России. Конечно, лучше всего, чтобы туда вернулись те, кто уехал, но эти люди сильно запуганы прошлым и боятся повторения для себя и своих близких подобного сценария, которые они уже пережили в 90-е годы.

Конечно, республика нуждается в первую очередь – в представителях «полезных профессий»: врачей и учителей. Этот вакуум могли бы заполнить русскоязычные граждане из других регионов. Врачи нужны, поскольку в Грозном не осталось медицинских вузов, учителя – чтобы школьники грамотно говорили по-русски. Сейчас желающие вернуться в Чечню приезжают сюда в частном порядке. В Наурском районе им дают жильё из отказного фонда, в Гудермесе и Грозном приезжающим специалистам выделяют квартиры, причем с условием отработать по специальности пять лет, после чего жильё можно приватизировать.

Обратимся снова к мнению эксперта по Чеченской республики Екатерины Нерозниковой: «В Чечне и Ингушетии – да, там ни о каких взаимоотношениях с русскими говорить скоро будет нельзя – потому что умрут последние местные русские. Чечня будет моноэтничной – и это, кстати, тоже большая проблема, отсутствие взаимодействия с другими культурами. В такой ситуации мы что получаем – чеченцы не общались с русскими, если только не с военными, и для них это непонятные люди, чужие. А чужой – он чаще всего враг. Это проблема. В целом и шире, этническое уступает место религиозному. Проблема столкновения ислама и традиционных ценностей налицо. Ислам, конечно, сильнее – потому что его идеи несут молодые, а старики, носители адатов, умирают. Таким образом, от традиций останутся только разрушающие конструкты».

Сейчас старшее поколение чеченцев в один голос говорит: «Надо вернуть русских». Они же до сих пор с бывшими соседями общаются по телефону, в Одноклассниках… Мы же может много хорошего дать друг другу. Но мало русских тут, мало. Таково мнение стариков. В 2010 году в Чеченской республике проживало 24 382 русских (1,92%).

Реализация республиканской целевой программы по возвращению русскоязычного населения, принятой еще несколько лет назад провалилась. У специалистов по Северному Кавказу на этот счёт есть также своё мнение, которое они неоднократно высказывали: «Если Россия хочет удержать в своих руках Северный Кавказ, то русское население хоть в каком-то виде там – обязательно. Нравится нам это или нет. Без русской прослойки кавказское, да и любое азиатское население быстро скатывается в средневековые нравы или исламизм с войной всех против всех. Если не планирует – тогда оно там не нужно, то есть примерно как сейчас».
Именно этим принципом руководствовались власти в Российской империи, которые создавались цепочки казачьих поселений и переселяли туда огромное количество народу всех сословий. Тогда все понимали. Нужно создать что-то подобное, но теперь на современный лад.
Присоединяйтесь к нам ВКонтакте Одноклассники.
Обсуждайте наши новости. Пишите комментарии.



Вернуться назад