DataLife Engine > В России / Главные новости / Новости Санкт-Петербурга / Новороссия / Общество > Оболганный. К 150-летию со дня рождения Ленина

Оболганный. К 150-летию со дня рождения Ленина

Оболганный. К 150-летию со дня рождения Ленина

Ленин. Владимир Ульянов

Донецк / AbsolutTV.ru / Людмила Марава / Никак не забылось. Что жизнь – это хорошо отлаженный механизм. Работающий по законам естественного продвижения каждой части, её составляющей, к прогрессу. Иначе, не менялись бы условия жизни человека, по мере того, как век старый сменялся бы веком новым. А опыт выживания, в веке вчерашнем, не становился бы бесспорным достижением, в веке наступившем.
“… я придаю огромное значение великим личностям и горячо восторгаюсь личностью Ленина. Я не знаю более могучей индивидуальности в современной Европе. Его воля так глубоко взбороздила хаотический океан дряблого человечества, что еще долго след не исчезнет в волнах, и отныне корабль, наперекор бурям, устремляется на всех парусах вперед, к Новому миру. Никогда еще после Наполеона европейская история не знала такой стальной воли. Никогда еще, со своих героических времен, европейские религии не знали апостола столь несокрушимой веры.”
Ромен Роллан.

Проста такая теория. В наглядном её созерцании – города и страны. Выросшие из ниоткуда, на всей Земле. В стихийной гармонии энергии развития человеческого социума. Отметившегося в каждом, прожитом веке, жаждой познания истины – мирного сосуществования добра и зла. И неизменным, однако, сумасшествием, приводившим к кровавым столкновениям последователей теорий насилий – во имя торжества надуманных истин жёсткого порядка в обществе. И романтически настроенных приверженцев утопического добра. Всемерно пытавшихся вырваться их темноты пещерных предрассудков. И наивно полагавших, и веривших, что только доброе и красивое начало способно разродиться, однажды, идиллией зарождения и становления справедливого человеческого общества. Которому будут чужды алчные человеческие пороки грязного стяжательства и подлого предательства. И самоизничтожится тогда зверская, противоречащая законам гуманного сосуществования, эксплуатация одних людей другими. Искоренится, обратившись в прах неправедный, и заменится она всеобщей трудовой повинностью. А самое большое зло – неравенство, порождённое накоплением в одних руках денежной массы, переродится, в условиях торжествующей справедливости, в высоко-духовные этические ценности. Сутью своей, они были хорошо известны в прошлом веке. Своей утончённой великосветской изолированностью от намытого временем мусора бытия– эквивалента накопившейся в обществе несправедливости.

Для тех, кто не знаком с работами Ленина, вождя мирового пролетариата, основные тезисы из его рукотворных многотомных работ, именно так и звучат. И читаются. Если работы эти, статьи, обращения, послания, всё его творческое наследие - читать целенаправленно вдумчиво.
Но откровенно неудобно стало ныне говорить. И даже - вспоминать об этих гениальных трудах. Потому что, если о них помнить, то иногда захочется и перечитать их. А, перечитав – то и углубиться в размышления, на предмет сего момента, и задуматься: и, что же, этот мир, что крутится вокруг в каком-то убогом, разрушено-пьяном, убийственно кровавом смятении, и есть та самая, наобещанная манна небесная? Что должна была придти на смену миру сокрушённому. Безжалостно растоптанному три десятка лет назад. И так и не перестроенному заново. Снесённому, на корню, со своего расшатанного змеиной подлостью основания, низменно-рваческими вдохновениями рвавшегося к власти и вседозволенности обыкновенного жулья. И начавшего процесс своего гниения ещё раньше, чем могло бы предположиться.
И силовым очернением памяти Ленина завершившего летопись времени, в лоне которого должно было построиться человеческое общество равенства. Не забылись сказочки о ваучерах, о коллективной частной собственности на заводы, земли, дома?
Фантастический блеск дурмана в глазах оболваненных. Это – помнится хорошо.
Да забылось, что история – это философия однажды имевшего место быть.

…По сей день звенит в ушах от скрежета лжи, в сознательно искаженных ловкачами словах Ленина: “и даже кухарка может управлять государством…” Как дважды два доказалось: слишком ленив ум обывателя. Чтобы докапываться до истин.
Очевидно предвидел Ленин, какие кривотолки ожидали его слова. Потому что следом шло разъяснение сказанного им:
«Каждый гражданин, независимо от пола и социального статуса, должен, в идеале, обладать политическим кругозором и уровнем познаний для понимания происходящих процессов и принятия ответственных решений.»
Вся эта лживая круговерть очень напоминает пасквиль из совсем недавнего времени. Повеселилась, однако, страна, да и весь мир, когда сознательно мерзко протиражировали угодливо все, кто только мог, и везде, где только это было возможно, слова одной женщины: в Советском Союзе секса нет. Но у этой фразы было продолжение: потому что в Советском Союзе есть любовь! Именно эти, выделенные слова, мало кому известны. Они были сознательно выдраны из контекста сказанного.
“Не знал, как приблизиться к Ленину. Крутил его так и этак(!!!!!!).” – Из недавних откровений известного господина N-о, возжелавшего поиграть в своих мыслях с трудами Ленина.

Да не надо “крутить” Ленина так и этак!!! Надо хотя бы почитать то, что было им написано век назад. И что, КАК НИ КРУТИ, и сегодня кричит оглушительным криком само за себя…:
“Глобальное накопление богатств в одних руках и бездна, пропасть между богатыми и бедными. Всеми ресурсами, средствами производства владеет мизерная часть земного населения. Появление социалистического пути существования и дальнейшего развития сломит глобальную монополию капитализма…”

В то время, как:
“ИЗ КАЖДОЙ ЩЕЛИ, КАЖДОГО ДОМА, СКВОЗЬ МУТНЫЕ СТЕКЛА ОКОН, С КРЫШ, ЧИНЕННЫХ ЛУБКАМИ, ПОРОСШИХ БАРХАТИСТЫМ МОХОМ, ОТОВСЮДУ, БЕЗНАДЕЖНО И МЕРТВО, СМОТРИТ ВСЁ ПОДАВЛЯЮЩАЯ РУССКАЯ НИЩЕТА.” Максим Горький.
Об исторической яви дореволюционной России.

“Нищета, бесправие. И, как следствие такого кощунственного кровопийства, недоступность образования. В дореволюционной России преобладающая масса детей в возрасте до 12 лет вообще не училась в школах. И поразительные цифры: в 1923 году по всему возникшему из небытия СССР было около 7 миллионов беспризорников. Их надо было образовать во всех возможных смыслах. Да и надо было вытаскивать из беспросветной грязи средневековых суеверий и ментальной забитости широкие народные массы. В результате титанических усилий, страну удалось высвободить из хронической нищеты, разрухи, беспризорности. И к 1930 году, когда в СССР было введено обязательное начальное образование, в органах ликбеза было обучено около 10 миллионов взрослых, в том числе 5,5 - в Российской Федерации.
Иван Бунин, уже будучи в эмиграции, именно такой, убогой, задолбано безнадежной описывал в своих рассказах деревенскую Россию. Невыносимо горько впечаталась она до конца его дней в его память. Вместе с утратой чего-то важно невосполнимого, навсегда утерянного… Окрасившего былую подвижную ритмику его повествований в щемяще тоскливое послесловие к былому… Так что, не только памятным для писателя был СОЛНЕЧНЫЙ УДАР.

Таким были отрезвление, ярость, первое тепло прозрения после векового оледенения, вулканическая стихия осознания беспросветного угнетения, высвобождение от рабского принудительного труда, вакханалия ощущения свободы. Свободы жить и дышать, как хочется. Прозрение загноенной, было, источенной порочными червями человеческой гордости, стремление к самоопределению - именно такой была движущая сила революции 1917 года.”

А дальше - по Горькому: потонуть и дурак сумеет. А ты, вот, выберись. ТЫ ВЫЛЕЗЬ!!!”

Хороши были идеи о всеобщем равенстве. О свободе труда. И очень многое удалось сделать в обновленной стране. Но вездесущая короста лжи никуда не делась. Оболгали, разодрали, шакалы человеческие, ненасытные, на куски мечты о счастье... Но как же быть с реальностью, когда идешь сегодня по любому городу бывшего Советского Союза и видишь: это красивое светлое здание - тогда построили. И то, что рядом, тоже. И дома эти многоэтажные - из того, Ленинского времени. И завод это, родом из кипучих пятидесятых, все еще пыхтит и пашет...
И, что же теперь, крыть черной неблагодарностью все это, упавшее с неба задаром, так и не успевшее окрепнуть материализовавшееся счастье, разбитое на части убого-невежественной болтовней неблагодарных холопов!?

ЛЕНИНСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ ОКТЯБРЯ - ВЕЛИКА!!!
Кто этого не понял - добро пожаловать на сегодняшний замордованный Донбасс. Где срез оголившейся в громе разрывающихся ежеминутно смертоносных снарядов, четвертый год подряд, дает представление об ощущениях, которые переживали люди в кровавых раскатах гражданской войны прошлого века.
Мои записи из 2017 года.


Что злобит душу. Задвинули и Максима Горького на задворки. Прошло его время, человека, обличавшего крепким литературным словом российскую несправедливость. Пришло время ядовитой словесной желчи. Видится так, на долгие годы.

О запомнившемся театральном действе. Шёпотом, соло, хором, голосами только-только оперившихся юнцов, читаются на театральной сцене строки из наследия нового, то бишь, прошлым годом назначенного, гуру современной литературы. Солженицын он есть, по известной фамилии. На прискорбных лицах-масках бубнящего театрального молодняка, спектакль - по его ненавистнической желчью пропитанным письмам, – проклятие всему Советскому. Как мантра предания всей бывшей страны бесчестию и вечному осуждению.

И совсем скоро, на той же театральной сцене – мюзикл! Закрытый показ – для особым образом приглашённых. Многие из них, радостно улыбаясь, не менее весело потирают руки, привычными взглядами завзятых театралов озираясь по сторонам фойе. В предвкушении удовольствия полицезреть, в постановочно-эффектном действе, своё незабвенное, порочно-пошлое, как было заявлено в названии премьеры, прошлое. Какой кайф увидеть опять где-то рядом, намеренно, карикатурных, небритых переростков, в тесных шортах и красных пионерских галстуках! И горны где-то знакомо трубят короткими мотивами-побудками. И под огромным настенным зеркалом стоит спекулянт-перекупшик. Точь-в-точь в такой же фуражке, какие настоящие барыги когда-то носили. Бальзам на душу…, хорош лицедей в этой роли! А во внутренних полах его плаща, по роли – запретный дефицит: бритвенные лезвия, крошечные лампочки для радиоприёмников, чтобы слушать наставнические голоса, из-за бугра.
И громкая реплика-развлекалка, одного из артистов:

- Я просил маму: купи мне рубашку за 30 рублей, а она мне – за эти деньги мы можем и до Алушты долететь”!”. – Радостно, очень радостно корреспондентке, работающей над репортажем из “святых” предкулисий. Хохочет она идиотским дебильным смехом. Бьёт себя по губам, остановиться не может.

А вокруг - щеголи-фаты, то есть, под них загримированы и одеты соответствующим образом премьеры-“счастливчики”, собранные со всех концов страны. Они будут рвать жилы на навороченной современными прибамбасами сцене театра, чтобы удовлетворить неуёмный коллективный оргазм ненависти к Советским будням у всех, собравшихся в театральном зале. Сгруппировавшихся по рядам перезревшими, на годах затяжного анархического ненастья, гроздями нешуточного гнева, последнего образца. Привитого жаждущим обличений бородатым гуру, Солженицыным, так помнится. И еже с ним. Брызжущие, к тому же, слюной трудно сдерживаемого бешенства, хорошо закрепившегося в горнилах едино-ненавистнического духовного братства. Как в липкой паутине гипнотического кошмара.

Одни и те же лица в зале, однако. Вышедшие из гнилого подполья диссиденты-ораторы-бунтовщики. Состарившиеся и подурневшие. От постоянства внутренних изжоговых спазм. Ставших последствием остервенелого, заметно попахивающего спиртным антисоветизма. Лица, годами цитирующие и повторяющие свои эмоционально надрывные афоризмы. Из писаний новой постсоветской идеологии. Да что-то плохо она, видать, приживается. И без бинокля видно - не разбавляется скопление закоренелых фанатов, с душком анисоветской затвердевшей буйствующей паранойи, уже новыми, повзрослевшими малолетками.

У них – давно свои кумиры. Да и о Союзе они мало что сегодня знают. Им это – не надо. Важнее научиться, девчонкам, вибрировать ягодицами, чтобы прекратить ненужную тянучку в школе и идти самостоятельно зарабатывать деньги. Приезжала уже одна такая группа новых ягодичных амазонок с Урала. Покорять Москву. Перед светлыми очима обалдевшего жюри потусовалась. Ну, выиграли приезжие увеселительницы тот конкурс. Один из жюри с Урала родом, скромно отводил свои глаза в сторону. Когда девчонки, в творческом, взрывно-визгливом экстазе, поворачивались своими трясущимися задами к судьям: совсем и не гудбай, Америка! А – привет! Догнали, наконец.

Забыв о великом времени. О том, что когда-то были все - не просто одной страной, а людьми одной большой страны. Своими ошибочными действиями сотворившими больше зла, чем происки врагов. К радости которых, с лёгкостью невежественных папуасов, охаявших своё прошлое. Втоптавших в грязь скулёжного проклятия имя того, кто, пошагового-пословно, доказывал возможность построения, действительно, справедливого общества. Для всех.

А теперь – разруха состоялась. Поколение отъявленных эгоистов – выросло. Голод – нешуточное бедствие – скоро постучит в двери. Рухнет, разбившись вдребезги, жалкая иллюзия жизни, в своё удовольствие. В отстойник лжетворений превратилось общество. Напоминающее, как никогда ранее, джунгли, населённые зажравшимися одичавшими особями. Как разряженные обезьяны, слюнтяво разглядывающими себя на сэлфи. Отвратительными трутнями бездумными обсуждающими вслух моменты зачатия своих отпрысков, степень накачки своих ягодиц. И “радующих” мир фотографиями со своих кухонь, спален, отхожих мест. Люди, оледеневшими, презренными глазами и одеревеневшими сердцами, воспринимающими новости о бедах других.

Думается, и не пойм ётся им, какой великой личностью был Ленин. Видевшим мир таким, каким, даже при самом сильном усилии воображения, не удастся его увидеть другим, заземлённо-изничтоженным своим изворотливым приспособленчеством к обстоятельствам. Потому что внешний ракурс жизни, в хорошо отлаженном механизме действия, – всегда соответствует внутреннему благородствву.

О Ленине, словами Максима Горького:
-Лично для меня Ленин не только изумительно совершенное воплощение воли, устремленной к цели, которую до него никто из людей не решался практически поставить пред собою, — он для меня один из тех праведников, один из тех чудовищных, полусказочных и неожиданных в русской истории людей воли и таланта, какими были Петр Великий, Михаил Ломоносов, Лев Толстой и прочие этого ряда. Я думаю, что такие люди возможны только в России, история и быт которой всегда напоминают мне Содом и Гоморру.
Писать его портрет — трудно. Ленин, внешне, весь в словах, как рыба в чешуе. Был он прост и прям, как все, что говорилось им.
Героизм его почти совершенно лишен внешнего блеска, его героизм — это нередкое в России скромное, аскетическое подвижничество честного русского интеллигента-революционера, искренне верующего в возможность на земле справедливости, героизм человека, который отказался от всех радостей мира ради тяжелой работы для счастья людей.”

С уважением, Людмила Марава.

22 апреля. 2020 года.



Вернуться назад